Федор Щепетов (rujournalist) wrote,
Федор Щепетов
rujournalist

Categories:

Почему офицеры бьют солдат?



На этой неделе произошло резонансное происшествие в армии, старший лейтенант 27-й отдельной гвардейской Севастопольской Краснознаменной мотострелковой бригады стал фигурантом уголовного дела. Старший лейтенант Антонов обвиняется в избиении ефрейтора Дерюгина.

Официальная версия произошедшего звучит так:

— У нас было построение для строевого смотра якобы внутри подразделения, с вещевыми мешками, разложенными в одну шеренгу от тумбочки дневального и до конца, — вспоминает Дерюгин. — У меня не было несессера, потому что его кто-то украл. Так как все выложились, у меня появилась возможность найти того, кто это сделал.

По уставу никакого дисциплинарного наказания за утрату несессера нет, однако внезапно лишиться средств личной гигиены во взводе не хочет никто, поэтому солдат начал внимательно следить за вещами, которые сослуживцы выкладывали из вещевых мешков, чтобы сразу обнаружить пропажу. В этот момент сзади и появился старший лейтенант Антонов.

— Под первый удар я поставил блок — по руке, а второго удара я просто не ожидал, и он сразу попал мне в живот в расслабленный, — вспоминает Илья.

Врачи диагностировали у военнослужащего капсульный разрыв селезенки и ушиб легкого. Ефрейтор Илья Дерюгин пять суток пролежал в реанимации и в итоге лишился органа.


Но, из моего опыта, так просто все обычно не бывает. Давайте разберем эту ситуация подробно и по ролям.

Пострадавшая сторона- ефрейтор Дерюгин- это "старослужащий". У него по его словам украли несессер. В принципе такое с натяжкой, но возможно, хотя: "В армии нет слова украли, есть слово потерял". (Слова "украли" и "потерял" в этой армейской мудрости обычно заменяют нецензурными синонимами)

И вот, состоялось построение, но не взвода, а всего батальона. С выкладыванием вещей из вещмешков. Интересно, что послужило причиной этого. Ну тумбочки- понятное дело, часто досматривают. Там все должно лежать в идеальном порядке и не должно быть ничего лишнего. А вещмешки, ну не знаю порядки везде разные.

И вот пока весь батальон строился ефрейтор ходил, как командир вдоль строя и искал свой несессер. Вообще, для армии- это достаточно наглая и странная модель поведения. Но, многое объясняется тем, что Дерюгину до дембеля оставалась всего неделька. Во взводе он себя чувствовал полноправным хозяином и это вступало в конфликт с дисциплиной. В историю про несессер, я, честно говоря, не верю.

В роли злодея- старший лейтенант Антонов. Старшего лейтенанта, обычно дают через 2-3 года службы, капитана еще через 3. Получается, что Антонову 24-29 лет. Он не на много старше ефрейтора.

Формально, он старше его на 8 званий. И это очень много, его самого, например, на 8 званий старше генерал-армии (например, наш министр обороны). Но, в глазах Дерюгина, Антонов далеко не генерал-армии- это его командир взвода, уже практически бывший, через неделю его можно будет послать на 3 веселых буквы. И именно поэтому, он нагло "косячит" на построении, которым командует, явно не старший лейтенант, а скорее всего его непосредственный начальник. Антонов от бессилия его бьет, со всей своей дури и злобы, результат мы знаем: Антонов- потенциальный зек, Дерюгин- реальный инвалид.

С ними все ясно, возникает вопрос, что делать, чтобы дальше так не выходило?

Во-первых, жить нужно по уставу. Перед уставом все равны и то, что Антонов не сумел в рамках устава выстроить отношения во взводе- его прямая вина. Там, где живут по уставу несессеры не пропадают и ефрейторы их не ищут на построение батальона.

Во-вторых, армия должна быть профессиональной. Это не говорит о том, что она не должна быть призывной, но контрактники в ней должны присутствовать хотя бы на должностях командиров отделений. Тогда командиру не придется коршуном нестись бить зарвавшегося ефрейтора.

В-третьих, сами офицеры зачастую психологически не готовы руководить коллективом. В военном училище этому не учат, считается, что мастерство руководства коллективом из нескольких десятков половозрелых особей с мозгами ребенка должно прийти к офицеру само.

Результатом становится то, что произошло с Дерюгиным. Более того, мне на военных сборах один молодой капитан объяснял, что для поддержания дисциплины подчиненных нужно бить по тому, что многие по-другому не понимают: "Раз сказал, другой сказал, дальше, если не понял врезал ему!" В нашем уставе прописано, что основным методом воздействия на солдата является "внушение". В результате слово "внушение" стало нарицательным, обозначающим зуботычину или оплеуху.

Почему так получилось? По тому, что по уставу жить сложно. Именно стремление командира взвода переложить свою работу на старослужащих порождает дедовщину. Неумение держать взвод в рамках устава порождает эксцессы в стиле Дерюгин-Антонов.

В конечном итоге, круг замыкается, все рано или поздно приходит к вопросу оплаты труда и качества кадров. Но, далеко не все сводится к деньгам, например, можно с самого начала объяснять будущим офицерам, как разрешать конфликты в коллективе, без рукоприкладства. Можно более равномерно распределять контрактников. И главное, за "разорванные селезенки" должен нести ответственность командир части, тогда у него будет отличный стимул заниматься своими непосредственными обязанностями. Пока описанного выше предприниматься не будет, ситуации вроде Антонов-Дерюгин с различной степенью травматизма будут нормой жизни.

А высот думаете по этому поводу? Расскажите про свой опыт, те, кто служил!
Tags: Армия
Subscribe
promo rujournalist july 9, 2030 15:19 315
Buy for 90 tokens
1) По вопросам сотрудничества и рекламы: rujournalist@gmail.com Я ОЧЕНЬ редко читаю личные сообщения. Рассмотрю предложения по взаимному пиару от тех, кто входит в кириллический ТОП-250. 2) Другие мои соцсети: https://vk.com/ruredaktor https://twitter.com/ruredaktor…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 89 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →