Previous Entry Share Next Entry
Новые приключения сбежавшего подростка Егора.
rujournalist


Недавно СМИ пестрели новостями о том, как 17-летний нижегородец Егор П. несколько месяцев провел в гей-рабстве.

Как удалось выяснить, на конфликт с матерью молодого человека толкнул тот, кого он называл хозяином — некий Ярослав Жуков. Взрослый мужчина оказывал давление на подростка, чтобы тот опубликовал в Сети видеозаписи, на кадрах которых обвинил бы мать в жестоком отношении.



Теперь Егор отрицает все, что проговаривал в них:

— Я с Жуковым познакомился в Интернете. То, что распространяют в Сети — это все неправда. На самом деле я люблю своих родителей, и маму я не собираюсь лишать родительских прав. У нас с мамой нормальные отношения, — рассказал Егор П. — Мне хочется домой.

Пока юноша проходит цикл реабилитации, в Интернете идет борьба за его освобождение. Возглавляет инициативную группу людей, требующих проверить законность помещения Егора в больницу, его якобы друг Дмитрий Ерохин. Сам Егор утверждает, что это тот же Ярослав Жуков, только представляющийся другим именем:

— Ярослав Жуков и Дмитрий Ерохин — это один и тот же человек. И я хочу попросить его оставить меня в покое. Все ролики были записаны мною под его давлением. Мне особо не угрожали, просто Жуков командовал. А слушался я, потому что его боялся, — сообщил юноша.

Всё это я вам уже рассказывал, однако ни одно СМИ не опубликовало обращение Дмитрия Ерохина (Ярослав Жуков (???)).

Поэтому, я представляю вашему вниманию небольшой эксклюзив:


https://facebook.com/children.404/photos/a.510380252358351.1073741829.510318015697908/952934544769584/

«МЫ НЕ ЗНАЕМ, КУДА ЕЩЁ ОБРАТИТЬСЯ, ЧТОБЫ ЗАКОНЧИЛОСЬ ЭТО БЕЗЗАКОНИЕ...»
_____чрезвычайная ситуация_____


Здравствуйте. Я Дмитрий Ерохин. С 10 марта (уже более двух недель) в психиатрической больнице Нижнего Новгорода содержится 17-летний юноша Егор Панин, мой друг, которого туда отправила собственная мать, Елена Анатольевна Панина. Это произошло, когда Егор попытался сбежать от избиений и издевательств и обратиться в органы соцзащиты.

Егор рассказывал мне следующее. Мать Елена Анатольевна Панина постоянно избивала его, всячески издевалась над ним. Заставляла его надевать ей на ноги обувь, запрещала дружить с кем-то подолгу, запрещала выбирать прическу или одежду. Била. В 15 лет Егор попытался сопротивляться избиениям. После чего мама с советов друга семьи и психиатра Александра Борисовича стала насильно кормить его нейролептиками, а также приглашала мужа старшей сестры, который приезжал и бил Егора. Егору нельзя называть маму на «ты», исключительно на «вы». Сама же мама не называет Егора даже по имени, как правило, использует обращения типа «Эй, шизоид, иди сюда». Помимо всего прочего мама узнала, что Егор — гей, прочитав его переписку в «ВКонтакте», а также нашла его фотографии, которые подтвердили ее догадки. Догадаться, как это повлияло на их отношения, несложно.

В январе Егор сбежал из дома. Отправился к другу в Москву, у которого прожил несколько недель, после чего его нашли в первый раз. Уже тогда ночью он услышал, как мать обсуждала по телефону с другом-психиатром, что его стоит класть в психбольницу. Следующим днем Егор, запертый в комнате на втором этаже, нашел одежду брата в шкафу, спрыгнул из окна и автостопом, почти без денег, приехал в Санкт-Петербург, где мы его встретили. Там он всё это подробно и рассказал.

Зачем Егор вернулся обратно? Думаю, устал от такой жизни, без паспорта было не то что сложно платить за комнату, которую он умудрился найти, но и даже еду купить. Также он не хотел терять возможность окончить школу. Но основная причина — он вернулся из-за Добрыни, младшего брата (ему 15 лет). Говорил, что хочет помочь ему, что встречался с ним за день до того, как обратился в соцслужбу, и тот очень запуган, боится выступать с ним против мамы.

Егор просил о помощи в социально-реабилитационном центре «Ласточка», собирался обращаться в полицию. Мать узнала об этом и, скорее всего, используя свои связи, все-таки отправила его в психбольницу. Официальным поводом стало упоминание Егора о том, что когда-то (!) он хотел покончить с собой. Об этом мне известно со слов его старшего брата Руслана Шушпанова, а также со слов директора социальной службы Екатерины Владимировны Пергаевой, которая и отдала матери Егора. Пергаева объяснила свое решение тем, что официально удерживать его не могла, а когда мать стала утверждать, что сын давно болен, в доказательство показав фотографии Егора в женском платье, увы, вопрос об адекватности Егора для Пергаевой отпал, и она сняла с себя всякую ответственность за слова «естественно, мы тебя родителям отдавать не станем». Чтобы убеждать людей в своей правоте, мать рассказывает, что Егор якобы занимался проституцией после побега. Есть также вероятность, что директору заплатили, так как семья Егора обеспеченная, а директор слишком уверена в своем поступке и заявляет, что мать — почти святой человек, несмотря на все факты.

Всю информацию, связанную с избиениями и обстоятельствами поступления в ПНД, может подтвердить один из старших братьев Егора — Руслан Шушпанов. Ему известна большая часть фактов избиений и издевательств собственной матери, частично он знает об обстоятельствах, при которых Егора положили в психбольницу. При этом Руслан на стороне матери, считает, что психушка, как бы это дико ни звучало, — лучше, чем побег неизвестно куда (в том числе в приют). Полагаю, мать сумела убедить и всех остальных родственников в правоте. В частности, другого старшего брата Романа и старшую сестру. Также, вероятно, для убеждения, мать действительно распускает слухи о невменяемости своего сына.

Сейчас Егор находится в одной из психиатрических больниц Нижнего Новгорода. Со слов брата, его заставляют пить лекарства. Лекарства, которые ему, очевидно, не нужны. Казалось бы, ситуация до невозможности несправедливая. Но самое обидное то, что после того как Егора освободят, он не сможет обратиться за помощью даже в полицию. Кто поверит человеку со справкой о психических расстройствах? А мать сможет не только избивать его, сколько захочет, но и в любой момент снова положить обратно в лечебницу, чтобы не забывал свое место.

Мы, друзья Егора, обратились за помощью во все официальные инстанции и ряд правозащитных организаций.

Мы обратились к уполномоченному по правам человека Нижнего Новгорода: они приняли заявление, но ссылаются на то, что дело стоит поручать скорее уполномоченному по правам ребенка.

Мы обратились к уполномоченному по правам ребенка Нижнего Новгорода: Егору согласись помочь, но через неделю после обращения сотрудник, занимавшийся этим вопросом, ушел в отпуск, вернется он только в начале апреля.

Мы написали в Минздрав Нижнего Новгорода. Официально дело поручено Татьяне Владимировне Егоровой и Татьяне Анатольевне Боровковой, но, к сожалению, обе почти прямо сказали, что делом этим заниматься они не имеют никакого желания и звонить им больше не нужно.

Мы обратились в комиссию по делам несовершеннолетних, в администрацию Советского района Нижнего Новгорода, помимо всего прочего, с помощью «письма президенту» отправили уведомление непосредственно в муниципалитет Нижнего Новгорода, а также в региональную прокуратуру.

В общем, вроде как заявления везде приняты, но будет ли что-то с ним происходить — неизвестно. Известно только то, что сегодня мальчик всё еще в психбольнице. Как правило везде отвечают: «Да, ситуация паршивая, но не факт, что без решения суда сделать что-то выйдет». Ситуация двигается, но ужасно медленно. За две недели нам до сих пор не стало, в какой конкретно психбольнице Егор содержится, хотя вроде как обещают этот вопрос решить... Неизвестно, на каких условиях он там содержится, был ли суд, согласно решению которого его насильно удерживают. Или же предполагается, что Егор добровольно сам что-то подписал. Непонятно, что делать и после того, как выясним. Естественно о состоятельности любых доводов в любом из случаев — не может быть и речи. Во всяком случае для нас, друзей Егора, которые знают его уже достаточно давно. Уверены, это подтвердят и в школе.

Мы не знаем, куда можно обратиться еще, чтобы такое беззаконие закончилось как можно скорее, пока Егор не пострадал еще больше. Кажется, нам только и остается, что обращаться в прессу и к обычным людям. Ко всем, кому может это быть небезразлично. Мы сами занимаемся этим только потому, что мы его друзья, и то, что происходит на наших глазах, — это страшно.

Моя страница для связи и для дополнительных вопросов: vk.com/id293242701. Наша почта: paninhelp@gmail.com. Также мы создали группу vk.com/paninhelp, в которой будем публиковать все новости, касающиеся Егора, в частности, разместим там, как выясним, номер психбольницы, в которой его незаконно содержат.

Дмитрий Ерохин, друг Егора. Спасибо.

______________________
Мы очень просим обратить внимание на эту историю всех, кто может помочь, а особенно журналистов и правозащитников. Пожалуйста, сделайте то, что в ваших силах. И распространите эту информацию.


Poll #2007158 опрос

Что вы думаете о Дмитрие Ерохине?

Это и есть Ярослав Жуков
3(10.3%)
Нет, это борец за права несовершеннолетних педерастов
4(13.8%)
Это настоящий правозащитник
1(3.4%)
Другое
21(72.4%)



Трудно быть и жить подросткам в России

я помню эту историю.

- Это просто ужасно ...

почему вам так интересна это история?

Отклик хороший. СК растет.

А почему вас привлекают, притягивают такие истории, вот вопрос?

Отклик хороший. СК растет.

всё больше и больше подробностей, интересно

посмотрим, что будет дальше

семейка Адамсов...

ох и темное ето дело...

Начало истории слышал раньше, а тут она еще не закончилась.

Невероятные истории. Просто поражают.

Переходный возраст. А чего так заинтересовался этой историей?

Я как то не в курсе данной истории...

Подростки сейчас очень удивляют. Я не хочу воспитывать своего ребенка в этом обществе(

Ну откуда мы можем знать, один и тот же это человек или нет?

Мне вообще не интересно копаться в этой истории. Интересен психиатрический диагноз и было ли насилие над пацаном.

?

Log in

No account? Create an account